Новости Павловского Посада: «И мы вернемся, мы, конечно, доплывем!»
Павловский Посад - наш город

Павловский Посад • Новости Павловского Посада • Предприятия и организации Павловского Посада

Информационный каталог города Павловский Посад
   Главная   /   Павловский Посад   /   Контакты   /   Памятники   /    Недвижимость    /    Новости    /    Фото    
27.03.2008  «И мы вернемся, мы, конечно, доплывем!»

  О судьбе первого стратегического подводного крейсера-ракетоносца К-19 написано немало. Над лодкой просто витал какой-то мистический рок. Человеческие жертвы были еще при ее строительстве. А уже в океане она получила свое зловещее имя – «Хиросима». Теперь многие рассуждают о том, как надо было, а как не надо.
  Необходимо понимать, что это была первая советская атомная субмарина, первенец советского стратегического атомного ракетного флота. В то время ее появление в глубинах мирового океана стало главенствующим аргументом во многих вопросах мировой политики.
  Выход К-19 на боевое дежурство торопили на самом «верху». На многие недоработки не обращали внимания: приработается! На наше русское «авось» понадеялись и тогда. Но это по материальной части, а вот к формированию экипажа подходили всерьез. Лучшие моряки-специалисты были собраны в единый слаженный экипаж. Какие это были моряки! Каждый из них достоин жизнеописания. Мне посчастливилось быть знакомым с одним из них. Старший мичман Олег Петрович Тихонов проживает ныне в Электрогорске. Он прошел с К-19 весь ее нелегкий путь. Для него жизнь К-19 не захватывающий приключенческий триллер, а обыденная рутинная жизнь с каждодневными вахтами. Для обывателя К-19 - ядерный монстр. Для Тихонова лодка - родной корабль с дорогими людьми, сплоченными и сжатыми в слово «экипаж».
  Накануне Праздника моряков-подводников я встречался с О.Тихоновым и пытался у него, как у непосредственного участника тех трагических событий, выяснить его отношение к той ядерной катастрофе.
  Олег Петрович не стал донимать меня профессиональными терминами и сложными расчетами. Он сказал просто: «Мы выполняли свои задачи, каждый на своем месте. Никого не могу упрекнуть в ошибочных действиях, а давать оценку командованию - просто не имею права. Я - моряк. Мое дело, как и всего экипажа, выполнять поставленную задачу любой ценой без скидок на обстоятельства».
  Даже в неофициальной дружеской обстановке не любит Тихонов обсуждать тот поход, который одни называют героическим, а другие - ядерной катастрофой. Несмотря ни на что - лодка осталась на плаву. К-19 вернулась с помощью других кораблей на родную базу. Моряки сделали сверх человеческих возможностей. Но вот отношения к их подвигу были также разноречивые. Министерство Обороны СССР на представление флотского командования о награждении экипажа Л-19 ответило: «За аварии наград не дают». Вот так, по-военному лаконично и буднично. Но моряки не в обиде, ведь самая высокая награда, за которую они боролись в глубинах Атлантики - жизнь! И они ее получили. А еще тот поход так сплотил моряков, что, когда всем была предложена на выбор служба на других кораблях, НИ ОДИН моряк не изъявил желания уйти из родного экипажа. Теперь их, перенесших такое, выживших в ядерном аду, долго лечили бы в реабилитационных центрах. С ними занимались бы психологи, освобождая от всяких фобий. Тогда этого не было. Моряки остались на своих местах и без сомнения уходили в океанские глубины на очередное боевое дежурство. Месяцами не видели дневного света, но ни у кого не проявилась боязнь замкнутого пространства, осознания, что над тобой толща воды, способная раздавить, поглотить, как песчинку в бурлящем прибое. Поражает мужество и беззаветная преданность этих людей! Не каждый смог бы и малой доли того, что сделали они!
  Сейчас О. Тихонов в отставке. Работает в Службе охраны и безопасности ПК «Электрогорскмебель». Наблюдая за ним, отмечаешь опрятность и выправку. А еще его требовательность к подчиненным. И это, прежде всего, высокое понимание людей, готовность всегда придти на выручку даже в быту. Тихонов всегда ведет себя с подчиненными как с членами своего экипажа. Та жизненная боевая школа, которую прошел Олег Петрович, наложила неизгладимый след. И жизнь Тихонов любит и ценит по-своему - как человек, побывавший в экстремальной ситуации, видевший смерть, заглянувший в ад, прошедший и сверхвысокие температуры, и холодные воды, и огромное давление.
  Может, потому одним из любимых занятий ветерана флота является рыбалка. Любит Тихонов посидеть у тихой воды, ласкаемый легким прибрежным ветерком. Смотрит моряк на воду, на поплавок, да вдруг задумается и мысленно улетит от живописного подмосковного озерка туда, где вода кипит, ревет, воет, заставляет уцепиться за леер мертвой хваткой… О чем думает моряк в тот момент? Многое бы рассказал Тихонов, но… Не любит он говорить. Я ему о нем, о службе, а он - о море, о технических характеристиках лодок, о флоте, о сыновьях. А сыновьями Тихонов горд, ведь даже после его рассказов о флотской службе без прикрас и романтики, пошли они по стопам отца. Сейчас уже оба в отставке, по полной хлебнули горьких брызг флотской службы. Оба стали старшими офицерами флота. Перегнали отца, но до сих пор гордятся им, искренне любят и уважают. И за это благодарен Тихонов судьбе. Это счастье несоизмеримо никакими высокими наградами. Выстоял Тихонов в той катастрофе, выжил. Лодку не потеряли, еще долго служил, а потом, как следствие, страна получила еще двоих закаленных и преданных моряков-профессионалов Российского флота.
  Искренне хочется сказать им: «Так держать, моряки Тихоновы!».

  Николай КУЗНЕЦОВ
  Газета "ИСТОКИ" №12
Copyright © 2007 - 2014 info-posad.ru. Все Права защищены и охраняются законом Российской Федерации. При полном или частичном использовании материалов ссылка на info-posad.ru обязательна.

Администрация сайта «info-posad.ru» не несет ответственности за качество услуг, оказываемых предприятиями, указанными в каталоге, а так же за изменение информации о предприятиях.
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
МосБумагаТорг
Здесь может быть
Ваша информация
Здесь может быть
Ваша информация